October 2nd, 2021

совершенно

Lost vs found

В качестве эпиграфа (прескриптум?): реальный разговор со старым знакомым, тру-гуманитарием, переквалифицировавшимся в айтишники и обнаруженным мной на рыцарском фестивале с мечом и в доспехах - правильно ли я, мол, понимаю, что Израиль предоставляет так мало реальных смыслов и пространства для реализации, что значительно более широкие круги, нежели в отечестве, садятся на какие-то субкультурные дела, которые заносят сюда по одному на единицу времени? Сперва все (наши знакомые) были ролевиками, потом танцевали танго и играли в ЧГК, а теперь предаются истор.реконструкции (забыла упомянуть КСП, но это подразумевается) - это не всегда одни и те же люди, сказал он, но ты права, конечно. (Представить себе не могу, чтобы кто-нибудь из школьных друзей, причем из обеих школ, в это все играл, при наличии настоящих дел в доступе и настоящей культуры вокруг - или сходил с ума описанным ниже способом.)

* * *

Когда это началось - сложно сказать. В гибридной форме, например, на складе старой одежды, он же бесплатный секонд-хэнд для эмигрантов, в районе старого автовокзала, в 90-м году: вышедший оттуда за мной молодой человек с длинными волосами и пристальным взглядом сказал по-русски "Мы этот склад уже трижды обчищали насчет клешей". Впоследствии оттуда выносились штаны в разводах стиля тай-дай и множество других предметов одежды, включая сине-желтую шерстяную сумку с кисточками - к ужасу близких, которых миновал типичный эмигрантский сбор мебели с помоек, которые окружающие смущенно называли "выставками".
Но потом-то был перерыв, хотя, словами одного поэта, у меня было "все с чужого плеча, все даром" (интересно, кстати, что сеть этих стихов не сохранила, но вообще об отношениях с одеждой как таковой надо как-нибудь отдельно), покуда наконец, уже в конце нулевых, в дверях не возникла одна особа, стоявшая куда ближе к центру явления, породившего массы длинноволосых людей в СССР ровно 20 лет спустя после того же феномена в США, и тоже на фоне войны в далекой стране. Особе повезло больше: мы выросли в одном городе, познакомились в другом, но судьба позволила ей честно вернуться в родные места (ряд поездок туда-сюда включал и переезд зимой автостопом через воюющую Югославию). Одно время каждая из нас по пути отсюда туда привозила другой пачку чудовищных сигарет Noblesse и бутылку сносного пива Goldstar.
Среди прочего я показала ей притащенные домой из плюшкинской жадности пару мешков с одеждой, обнаруженных на заборе то ли скамейке (да, что ж это я - не то чтоб между прибытием в Палестину и новым временем мне ни разу не приходилось пользоваться дарами города: платье из небезызвестного ролика про хорошую тоже было найдено в пакете на выходе из дома, откуда я переехала в конце 90-х, к нему прилагалось таинственное "болеро" от другого производителя, что образовывало типа костюм - впоследствии это назвали бы винтажем). (Но теперь понятно, что перерыв явно был: вскоре про "нечего надеть" будет забыто навсегда в связи с проявившимися способностями и несколько скомпрометированными границами.)
Вот, сказала я, даже вскрыть не решаюсь - негигиенично, то-се. Эх ты, сказала она, которой вообще это было свойственно, и извлекла из мешка пакет с бижутерией, назидательно произнеся: "Шняга!"
Помимо шняги, в распатроненных мешках обнаружилась пара блузок в упаковке, с несрезанными этикетками (потом я узнаю, что многим свойственно выгребать из шкафов никогда прежде не надевавшиеся вещи). Гостья увезла их в Москву, как и все, что подошло ей по размеру, и еще долго носила там.
Штирлиц насторожился, но до окончательного падения шлюзов еще оставалось некоторое время
Collapse )