June 4th, 2003

Waiting to exhale

Снять "Однажды в Америке" глазами женщин, путавшихся под ногами у героев. Тех самых, о которых сказано: We should never let the brats come between us. Мисс Розенкранц и мисс Гильденстерн все еще живы.

...Зато про Иерусалим я тебе много могу рассказать. Ночи стали холодные, поневоле вздохнешь о хамсине. Заснуть, как видишь, все равно невозможно. Сапожник Элик по-прежнему ваяет свои башмачки из коровьей кожи, Кикар Царфат по-прежнему пригож, но многие старые кафе закрываются. Город сдается, если верить надписям на запертых навеки ставнях. Такое ощущение, что все ходят на одни и те же уроки танго, пьют в одном и том же баре и любят одних и тех же женщин. Просто потому, что больше некого.

Еще пару дней назад я говорила, как я не люблю, как пишут про Иерусалим по-русски. Отдает сувенирной лавкой в аэропорту. Впрочем, таких штампов даже там не держат. А теперь вижу, что иначе об этом - нельзя. Особенно если между строк.

(no subject)

К формату моего ЖЖ так привыкли, что теперь подруги звонят и стучат с вопросами, мол, что случилось, мол, говорю загадками. Нет уж, дщери иерусалимские, я уже ученый. Discretion - наше все.

Вопрос только, что делать с неотправленными письмами.

А сейчас, как повелось в это время года и суток, я поеду в Тель-Авив на возобновленный было урок пения, чтобы когда-нибудь стать третьеразрядной певицей, если повезет. А вечером зайду к друзьям, у которых к тому моменту закончатся домашние чтения Талмуда и начнется что-нибудь другое, где я пригожусь.