Natalia Belenkaya (natsla) wrote,
Natalia Belenkaya
natsla

Categories:
  • Music:

министерство связей: интермеццо с отсылками

Для начала предлагаю посмотреть один ролик, но сперва несколько эпиграфов.

Долгая память - хуже чем сифилис,
особенно в узком кругу.
/БГ/

Чем объяснить, что утешаться нечем.
/Бродский/

Я знаю зачем иду по земле -
Мне будет легко улетать.
/Башлачев/



Фух. А теперь для тех, кто не в теме, поясню, что здесь изображено.



Это фрагмент из фильма All That Jazz, в котором великий амер. хореограф и режиссер Боб Фосс(е) изобразил себя в виде Джо Гидеона, тоже хореографа, который впоследствии умирает от сердечного приступа, вызванного злоупотреблением табаком, алкоголем, амфетаминами, и прочей невоздержанностью. Фоссе таким образом напророчил собственную смерть, наступившую ровно от тех же причин, чуть ли не по дороге в театр.

О Гидеоне конферансье (великий Бен ВерИн!) говорит следующее (Фосс самокритичен):
Folks! What can I tell you about my next guest? This cat allowed himself to be adored, but not loved. And his success in show business was matched by failure in his personal relationship bag, now that's where he really bombed. And he came to believe that show business, work, love, his whole life, even himself and all that jazz, was bullshit. He became numero uno game player - to the point where he didn't know where the games ended, and the reality began. Like, for this cat, the only reality is death, man. Ladies and gentlemen, let me lay on you a so-so entertainer, not much of a humanitarian, and this cat was never nobody's friend. In his final appearance on the great stage of life - you can applaud if you want to - Mr. Joe Gideon!
Но главное - мало того, что весь фильм герой взаимодействует с некой белой дамой (Джессика Ланг, удивительным образом согласившаяся на эту роль уже после того, как Фосс ее бросил), которая и ждет его под конец - на сцене рядом с его протагонистом Гидеоном, которого играет Рой Шайдер, в виде кардиограммы извивается Энн Райнкинг, реальная партнерша и последняя жена Фосса, которая тоже играет по большому счету сама себя, т.е. подругу Джо, покидающую его посреди фильма, устав от измен и необязательности.

Она же сидит в зале среди тех персонажей его жизни, с которыми Гидеон-Шайдер-Фосс прощается под конец, всем сообщив, переиначив старую песенку Everly Brothers, что счас умрет. Поскольку всех в экранную минуту не впишешь, мы видим разные категории знакомых умирающего (собственно, все это - его глюк, пока линия пульса на мониторе не выравнивается и не раздается непрерывный сигнал) в лице отдельных представителей. Он целует в лоб свою ассистентку Стейси (совершенно уже эпизодический персонаж, которому много внимания и тепла никогда не доставалось), на шее повисает, рыдая, актриса Виктория, последняя из пригретых им дам; бывшую подругу и ее нового спутника слегка обнимают за плечи, а напоследок герой прощается с женой и дочкой, говоря жене "At least I won't have to lie to you anymore".

Тяжела и неказиста жизнь [советского] артиста, сказали бы мы, пройдя мимо этого эпизода, кабы в ЖЖ безвременно ушедшего протагониста этих записок не обнаружился - случайно, по поиску на All That Jazz, я ж помнила, что он этот фильм любил, как и вообще весь дух 70-х, выраженный в культовых мюзиклах - ...некролог на Роя Шайдера, пережившего Фосса, последовавшего за своим киногероем через 15 лет.

Таким образом, все эти пляски внезапной смерти и рассказы о них образуют своего рода анфиладу зеркал, в которую мы и ныряем за белым кроликом нашего повествования.


Тех, с кем действительно провел рядом жизнь, или ее отрывок, вспомнить в таком формате будет сложно - а если, как справедливо замечает Эволюция, собирал крошки в шкатулочку, гораздо проще предаться воспоминаниям: "А мне король сказал: проходите-проходите, здесь дует!" (Шварц, да).

Если все наперечет (кроме сохранившихся разве что в памяти в виде ощущений диалогов и переписки из хорошего времени, потому что из плохого - доступна, и там как у Жванецкого: "Подымите рубашку! Ой, опустите скорее"), то все гораздо проще. Начинаешь любоваться комментами типа: помню вас, пришли и продолжили беседу, ни на кого не глядя, зачем приходили, непонятно. (Ура, думаешь, значит было, и не приснилось!) И развернув папиросную бумагу, видишь вот что:

...в первую - и последнюю очередь - слова, конечно. Брошенные вскользь (почти всегда, узконаправленный поток был недолгим и под ним было сложно вести себя достойно), они волнуют до сих пор. Например, сказанное 15-летней мне, после договоренности о стрелке: "Уже начал ждать".
Вот вам когда-нибудь - в том возрасте - говорили такое загадочные субъекты в серой тройке? Мне нет. И сколько не объясняй себе, а за 27 лет время было, что это вообще вряд ли личностное, наверняка какой-то существующий троп и все такое - но волнует как и прежде, с поправкой на общее падение гормонального фона. Как поверить, что такое вообще может легко сорваться с губ? Да никак. И т.д.

Или же. Уже обосновавшись в аське и в моей личности, герой начал буквально швыряться диагнозами, отдельные пункты списка запомнились:

- берешься только за то, что не получается [huh? - NB]
- ... [нрзб.]
- [отталкиваешь?] каждого, кто пытается сделать тебя счастливой и самому стать счастливым в процессе.

Нет, ну это уже чересчур, подумала я тогда. Такое ощущение, что списано то ли с каких-то других персонажей, то ли с социальной группы в целом. Что же, 15 лет спустя вижу, что и тут доктор был прав. (Привет ему - из ощущения вакуума, наверняка субъективного, но сопровождающего меня уже довольно давно.)

...впрочем, кто опишет самое главное? ("Да, но кто исцелит нас от глухого огня?") Странный круговорот, возникший уже после всех интернет-диалогов и признаний (да, гораздо позже, скорее как послесловие - или попытка поймать ветер) - упомянутый в оном комментарии, и вспоминающийся всполохами (кстати, вскоре после этого организм окончательно откажется воспринимать алкоголь в любом количестве). А именно -

...почему мне много лет подряд хотелось сделать себе татуировку со словами N'oubliez jamais (Never Forget) из вот этой песни Джо Коккера, чтобы опоясывала плечо, там где некоторые бьют себе колючую проволоку?
Потому что именно она играла, покуда мне подливали - да нет, заказывали очередной Long Island, а это адская смесь, которую именно тогда меня научили пить (ненадолго), и именно эти слова герой подпевал, вернее, бормотал. Было темно или почти темно, вокруг был бар - а вот какой? Надо думать, Putin, бывший Ras Putin, а вот где - на нынешнем ли месте на улице Яффо, или на прошлом, на улице Соммерар Юшетт Русском подворье, еще под названием Glasnost - неизвестно. И тут я сдаюсь, потому что флюиды и ощущения избегают описания, зато потом - сложно сказать, то ли жить не дают, то ли наоборот, строить и жить помогают. Повторюсь: "Значит, было" (Булгаков, "Белая гвардия").

Остальное - детали. Помнятся какие-то камменты, тут, там. Внезапный припадок щедрости, где из моего комментария сделали аж целый пост и игру в ЖЖ. Одеколон Bulgari (причем какой-то не базовый, Extreme, что ли - или то была Omnia.) Вечный - потом уже - взгляд в его сторону, когда - то ли от полноты чувств, то ли от пустоты собственной жизни, их упрочивающей - все время более или менее в курсе, как у объекта дела, тем более, что из здорового куска своей жизни он и не делал секрета, тогда как по поводу всего остального был весьма territorial. И в качестве последнего штриха - внезапная просьба сделать плейлист Псоя для его передачи на "Сер. дожде", который не пригодился - то ли по качеству (успела ощутить себя Довлатовым из байки про Бродского, который просит его сделать подборку советской прессы, затем говорит "Что я буду с этим делать, читать?!"), то ли чисто хронологически.

Но "что остается, когда съедена банка варенья? Что останется, когда спета песенка? От Льюиса Кэролла осталась его улыбка..." А от Джо Гидеонов этого мира - протянутые к ним в бессилии руки (ровно как на этой жутковатой венецианской инсталляции), в попытке отсудить обратно кусок нас, который им когда-то играючи ненадолго понадобился. Мы и на тот свет их тянем, вернее, в бессилии колотимся в невидимую завесу, отделяющую этот мир от того: погоди, мол, ужо доберемся и до тебя, и тогда уж все-о-о выскажем!

И хватит на сегодня.

При написании поста не пострадали: Х. Кортасар, "Игра в классики" (пер. И. Тертерян); музыкальная сказка "Алиса в стране чудес" (фирма "Мелодия", 197...?, текст ?. Александрова), и др.
Tags: #romantic_collection
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments